Ирина (fontyler) wrote,
Ирина
fontyler

ОСТОРОЖНО! ДЕТИ...

"Summing Up" ("Подводя итоги") Сомерсета Мома  (Somerset Maugham, его чаще называют у нас Моэмом или Могэмом, ) – эту книжку я прочитала еще в юности, и тогда всё думалось – а как это 'подводить итоги'? А я какие итоги подведу? И подведу ли?

И вот настало время, и прожитое стало выкристаллизовываться как бы само собой. Меня окружают вомпоминания далекого прошлого, и они станосятся все ярче. Из тумана выступают лица и события, и я вижу их в беспощадном пронзительном свете.


[Spoiler (click to open)]Сумрачный ноябрьский день, небо в тяжелых серых тучах. Я подхожу к институту, в котором учусь, иду по квадратным, ещё дореволюционным металлическим плитам первого этажа, поднимаюсь по каменным потёртым старинным ступеням, и вот коридор второго этажа. Здесь деканат, и здесь висит наша любимая газета УЧУСЬ УЧИТЬ. Как весело мы её создаем, какие интересные заметки пишем! Почему-то сегодня в коридоре ни души. Смутно ощущаю: что-то не так. Останавливаюсь возле газеты, и с изумлением осознаю то, что видят мои глаза. Прямо над газетой вбит гвоздь, и с него свешивается ... петля. Это выглядит как настоящая виселица. Но в данный момент я этого ещё не понимаю! Все мысли о предстоящих занятиях.
Что бы это значило? Но размышлять некогда, и я бегу дальше.

Вскоре всю редакцию газеты снимают с занятий и вызывают к заместителю декана.
- Что такое?
- По поводу петли.
- Петля? - Клёво! - Откуда она там взялась? - Ну петля, и что?

- Так она же напротив какой рубрики?
- Какой?
- Комсомольская жизнь...
- И?
- Значит, нам комсомол - виселица, дошло, stupid? Значит, он нас душит.
- Кто? А... Да ну!  Да никто не мог такое придумать...
 В общем, край непуганных птенцов...

На курсе учились практически одни девушки, все были весьма ответственными людьми. Учёба занимала всё время без остатка – разве что к этому прибалвялась общественная работа. Но почему-то в этот день все мы, такие серьёзные первокурсницы, сильно развеселились.  Всё происходящее казалось чрезвычайно забавным. Подумать только! Петля! Виселица! Кто-то не поленился водрузить! Ночью! Да ещё напротив комсомольской рубрики! Ха-ха-ха!

Тем временем зам декана принялась нас отчитывать. Она объяснила нам, насколько социально опасно, пагубно и омерзительно, что петлю повесили напротив самой главной рубрики газеты, да ещё в “революционном” ноябре.
А нам становилось всё веселее. Конечно, мы, вежливые девочки, пылались сдерживаться, но от этого было только смешнее.
Наконец, зам декана в отчаянии махнула рукой и удалилась в кабинет декана. Нас стали вызывать к декану по-одному. Когда вызвали меня, я уже просто едва на ногах держалась от душившего хохота. Декан спросила меня, хочу ли я учиться в институте дальше. Это меня несколько отрезвило. Но не растопило легкомысленность.
- Кто повесил петлю?
– Не представляю.
- Когда её повесили?
– Не знаю.
- Когда ты её увидела?
- Ну... бежала на первую пару, и заметила краем глаза.
- Кто ещё был с тобой?
- Никого.
- Кто мог повесить петлю?
– Из наших не мог НИКТО.
- Но кто-то же всё-таки смог! Не дорога комсомольская жизнь?
– Очень дорога. Но это же просто шутка!
- Шутка в чём, собственно. Что в этом, скажи на милость, такого смешного? Ты над чем смеёшься?
Я призадумалась. Никакого вразумительного ответа на ум не приходило, и это тоже было забавно.

Декан – мудрая, интеллигентная женщина - терпеливо пыталась мне внушить что-то очень важное. Но всё было напрасно. Парадоксально, но она не вышла из себя. Не сорвалась, хотя я-первокурсница давала для этого все основания.
Сейчас ясно вижу её взгляд, обращенный на меня: глубокий, пристальный, всё понимающий и усталый. И ясно читаю его: дурочка, ты даже не представляешь, чем всё это может закончиться и для тебя, и, рикошетом, для твоих родителей.
Я вижу эти глаза! И я понимаю этот взгляд... теперь, но не тогда.

- Убир
айся, и чтобы больше.... Последовало грозное предостережение.

Слава Богу, хода делу не дали. Наверное, просто никто не “стукнул” наверх. А самим нашим руководителям-наставникам происшедшее тоже могло бы выйти боком – это на каком же уровне воспитательная работа со студентами?!..
В то время, когда начала постепенно замораживаться так называемая Хрущёвская оттепель, упущение такого рода было чревато, в лучшем случае, запретом на профессию...

И все остались в институте, благополучно его закончили, и, свободные, пошли каждый своей дорогой…


Tags: c'est la vie
Subscribe
Buy for 20 tokens
Те кто постарше наверняка помнят всю неловкость момента, когда после распада СССР, представители бывших союзных республик: России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана и Армении выступали в Альбервиле как единая сборная, под флагом олимпийского движения. Я тогда ещё не осознавал, что…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments