Ирина (fontyler) wrote,
Ирина
fontyler

'КЛЮЧИ СЧАСТЬЯ’

Друзья мои, сегодня мы поговорим о том, как один наш незаурядный писатель научился вынимать занозы. Но не те, которые впиваются в ладони и пальцы, если провести рукой по необструганной доске, а те, которые остаются в душе, если её коснулись не бережные руки. А писатель этот не кто иной как Михаил Михайлович Зощенко, широко известный как автор юмористических рассказов.

200px-Mikhail_zoschenko

Многие помнят, что он ...
[Spoiler (click to open)]
храбро сражался на фронтах Первой мировой войны, дослужился до капитана,  был награждён пятью орденами, был ранен и отравлен газами, которые применили немцы. Широко известно, что Зощенко подвергся страшным гонениям после Великой Отечественной войны как литератор и, как человек, и лишённый средств к существованию, доживал свой век в страшной нищете. Перед самым концом ему было разрешено получать заработанную им пенсию, но было уже поздно, и он ушёл из жизни, храбрый русский офицер, не склонивший голову перед всемогущей партией.
Михаил Михайлович Зощенко проявил себя не только как отважный человек на фронте, но и продемонстрировал гражданское мужество. И за это я преклоняю перед ним голову.

Наш мимолётный взгляд на биографию этого незаурядного человека и крупного писателя призван только напомнить основные факты, потому что речь пойдёт о не очень широко известной у нас книге “Перед восходом солнца,” которую многие ещё не открыли для себя.
Михаил Михайлович страдал тяжелейшим неврозом. Болезнь принимала всё более и более угрожающие формы и могла окончиться полной катастрофой, но Зощенко удалось излечить себя. И это при том, что специалисты того времени не смогли ему помочь. Что бы они не рекомендовали, писателю становилось только хуже и хуже, и вот он лежит полностью обессиленный и ждёт, когда болезнь снова явится, чтобы окончательно добить его. Но болезнь отступила, и Зощенко выжил. И написал эту книгу, из которой мы узнаём и о его жизни, и о том, как нам сделать свою жизнь проще.

Модный психоанализ, введённый в обиход Зигмундом Фрейдом, учил, что травмы в душе человека приобретаются им в детстве и имеют сексуальный характер. Но Зощенко опроверг этот постулат и доказал, что значительно более серьёзной травмой является та, которая произошла под воздействием ещё более могучего стимула – голода. Не даром поэт сказал, что ‘в мире есть царь: этот царь беспощаден, Голод названье ему’ (Н.А. Некрасов, Железная дорога)
И если бы только человечество прочло книгу Зощенко в те годы и осмыслило её!.. Первые главы книги были опубликованы в 1943 году, но тучи стали сгущаться и… на родине, в СССР, книга была опубликована только в 1987 году, а за двадцать лет до этого – в США.
Правда, и сегодня многие даже не подозревают, что сатирик Зощенко писал не только юмористические рассказы, но и серьёзную беллетристику. И заметьте, рабочее название повести ‘Перед восходом солнца’ это ‘Ключи счастья’. Название повести символизирует восход солнца разума в душе человека. А суть книги – методика самоанализа, которая позволяет вытащить из своей души занозы и обрести счастье.

Самостоятельно проверяя на себе методику психоанализа, писатель пристально вглядывался в глубины своей памяти и продвигался всё дальше и дальше по временной шкале, пытаясь отыскать тот первоначальный импульс, который затем воздействует на жизнь и здоровье человека, формирует его болезни и глубинные страхи. Значительная часть повести – это миниатюры, каждая из которых как жемчужина обладает каким-то своим невыразимым внутренним светом.
Писателю удалось почти невозможное. Он вспомнил эпизоды своей жизни, которые могли повлиять на его внутренний мир, до двухлетнего возраста. Но не обретя ответа, он заглянул туда, за грань, отделяющую ребёнка от младенца, он заглянул за горизонт до того, как горизонт осветило солнце разума. Прочтите эту книгу!


Мы обязаны Зощенко не только тем, что он создал портрет простого советского человека, не обременённого образованием или навыками духовной работы, но уверенно шагающего по жизни, но и тем, что удалось зафиксировать в литературной форме этот своеобразный новояз – речевые пласты разговорной речи новых хозяев жизни в России, которые только недавно были подавляемыми и угнетаемыми.
Мы обязаны Зощенко и тем, что его книга  ‘Перед восходом солнца’ на десятилетия опередила своё время, дав новые ключи к изучению бессознательного. Хотя и осталась непрочитанной.

С1946 года Михаил Зощенко и Анна Ахматова, заклеймённые партией, подвергались гонениям и травле, их произведения больше не издавались, а изданные стали недоступны рядовому читателю в библиотеках, исчезли с полок книжных магазинов.
После смерти Сталина в 1953 году Зощенко был восстановлен в Союзе писателей, а в 1956 году он увидел изданной одну из своих книг. Но было уже поздно. Михаил Михайлович скончался в 1958 году. Ему было 64 года.

170px-Zoshchenko



Язык Зощенко уже сильно отличался от языка русской дореволюционной литературы, когда писатель мог себе позволить, скажем, широкое сложноподчинённое предложение. Теперь же фразы становились короче и как бы проще - веление времени, когда образованный читатель составляет меньшинство.  Приведу несколько примеров из рассказа 'Богатая жизнь' (1923 год)
Одно только ‘повезло со всех концов’ чего стоит.
А как вам такой пассаж: ‘"Не  дело,-- думаю. (что жена по хозяйству трется) --  Хоть  и баба  она, а все-таки равноправная баба.
Стоп,-- думаю.-- Возьму,-- думаю,--  ей  в помощь небольшую  девчонку. Пущай девчонка продукты стряпает".’

И вот уже 'Девчонка  крупу стряпает'.
А тем временем 'Мишка,  женин  брат,  наверное,  вокруг  квартиры колбасится -- влезть хочет...'


[Богатая жизнь. М.М. Зощенко]

Кустарь  Илья Иваныч Спиридонов  выиграл  по золотому займу пять  тысяч
рублей золотом.
     Первое время Илья Иваныч ходил совсем ошалевший,  разводил руками, тряс
головой и приговаривал:
     -- Ну и ну... Ну и штука... Да что же это, братцы?..
     Потом,  освоившись   со  своим   богатством,  Илья  Иваныч   принимался
высчитывать,  сколько и чего  он может купить на эту сумму. Но  выходило так
много и так здорово, что Спиридонов махал рукой и бросал свои подсчеты.
     Ко мне,  по старой дружбишке,  Илья  Иваныч заходил  раза два в  день и
всякий  раз со  всеми мелочами  и новыми подробностями  рассказывал,  как он
узнал  о своем выигрыше  и какие удивительные переживания были у него в  тот
счастливый день.
     -- Ну,  что ж  теперь  делать-то будешь?--спрашивал я.-- Чего  покупать
намерен?
     -- Да  чего-нибудь куплю,-- говорил  Спиридонов.--  Вот  дров, конечно,
куплю. Кастрюли, конечно, нужны новые для хозяйства... Штаны, конечно...
     Илья Иваныч получил наконец из банка целую груду новеньких червонцев  и
исчез без следа. По крайней мере, он не заходил ко мне более двух месяцев.
     Но однажды я встретил Илью Иваныча на улице.
     Новый светло--коричневый  костюм висел  на нем мешком. Розовый  галстук
лез  в лицо  и щекотал подбородок. Илья Иваныч  ежесекундно  одергивал  его.
сплевывая  от злости.  Было заметно, что и костюм, и узкий  жилет,  и пышный
галстук мешали человеку и не давали ему спокойно жить.
     Сам  Илья  Иваныч  очень  похудел  и осунулся.  И  лицо  было  желтое и
нездоровое, со многими мелкими морщинками под глазами.
     -- Ну, как? -- спросил я.
     -- Да  что ж,  --  уныло сказал Спиридонов.-- Живем.  Дровец,  конечно,
купил... А так-то, конечно, скучновато.
     -- С чего бы?
     Илья Иваныч  махнул  рукой  и  пригласил меня в пивную. Там,  одергивая
розовый галстук, Илья Иваныч сказал:
     --  Вот  все говорят: буржуи, буржуи... Буржуям, дескать, не  житье,  а
малина. А вот я сам, скажем, буржуем побывал, капиталистом...  А чего в этом
хорошего?
     -- А что?
     --  Да  как  же,--сказал  Спиридонов.   --   Нуте-ка,   сами  считайте.
Родственники  и  свойственники,  которые  были  мои  и  женины,--  со  всеми
расплевался. Поссорился. Это, скажем,  раз.  В народный суд попал я или нет?
Попал.  По делу гражданки Быковой.  Разбор будет. Это, скажем, два...  Жена,
супруга  то есть,  Марья Игнатьевна,  насквозь все дни сидит  на сундучке  и
плачет... Это, скажем, три... Налетчики дверь мне в квартире ломали или нет?
Ломали.  Хотя и  не сломали, но  есть  мне  от этого  беспокойство? Есть. Я,
может, теперь из  квартиры не могу уйти.  А  если в  квартире  сидишь, опять
плохо -- дрова во дворе крадут. Куб у меня дров куплен. Следить надо.
     Илья Иваныч с отчаянием махнул рукой.
     -- Чего же ты теперь делать-то будешь? -- спросил я.
     -- А я не знаю,-- сказал  Илья Иваныч.-- Прямо хоть в петлю... Я как  в
первый  день  получил деньги,  так все  и  началось, все несчастья... То жил
спокойно и безмятежно, то повезло со всех концов.
     А я как  в квартиру  с деньгами  вкатился, так  сразу вижу, что неладно
что-то. Родственники, конечно, вижу, колбасятся по квартире. То нет  никого,
а то сидят на всех стульях. Поздравляют. Я, конечно, дал  каждому для потехи
по два рубля.
     А Мишка, женин братишка, наибольше колбасится.
     --  Довольно,--  говорит,--  стыдно  по  два  рубля  отваливать, когда,
говорит, капиталец есть.
     Ну,  слово за  слово,  руками по  столу  --  драка.  Кто  кого бьет  --
неизвестно. А Мишка снял с вешалки мое демисезонное пальтишко и вышел.
     Ну, расплевался я с родственниками. Стал так жить.
     Купил,  конечно, всякого добра. Кастрюли купил, пшена на два года. Стал
думать, куда  еще деньги присобачить. Смотрю -- жена по хозяйству трется, ни
отдыху ей, ни сроку.
     "Не  дело,-- думаю.--  Хоть  и баба  она, а все-таки равноправная баба.
Стоп,-- думаю.-- Возьму,-- думаю,--  ей  в помощь небольшую  девчонку. Пущай
девчонка продукты стряпает".
     Ну, взял. Девчонка  крупу стряпает, а  жена, на досуге, сидит целые дни
на сундучке  и  плачет. То работала и  веселилась, а  то сидит и плачет. Ей,
видите  ли, на досуге  всякие несчастья стали  вспоминаться, и как  папа  ее
скончался, и как  она  замуж за меня вышла...  Вообще полезла  ей  в  голову
полная ерунда от делать нечего.
     Дал я, конечно, супруге денег.
     -- Сходи,-- говорю,-- хотя  бы в клуб или в театр.  Я бы,-- говорю,-- и
сам с тобой пошел, да мне, видишь ли, за дровами последить надо.
     Ну,  поплакала баба -- пошла в клуб. В  лото стала in рать. Днем плачет
-- на досуге, а вечером играет.
     А я за дровами слежу. А девчонка продукты стряпает.
     А после председатель заходит и говорит:
     -- Ты,-- говорит,-- что  ж  это, сукин  кот, подростков эксплуатируешь?
Почему,-- говорит,-- девчонка Быкова не зарегистрирована? Я,-- говорит,-- на
тебя в народный суд подам, даром что ты деньги выиграл...
     Илья Иваныч снова махнул рукой, поправил галстук и замолчал.
     -- Плохо,-- сказал я.
     -- Еще бы не плохо,-- оживился Илья Иваныч.-- Сижу, скажем, за пивом, а
в груди сосет. Может, сию минуту дрова у меня сперли. Или, может, в квартиру
лезут... А у меня самовар новый стоит. И сидеть неохота, и идти неохота. Что
ж дома? Жена, конечно,  может быть,  плачет. Девчонка Быкова тоже  плачет --
боится  под  суд  идти...  Мишка,  женин  брат,  наверное,  вокруг  квартиры
колбасится -- влезть хочет... Эх, лучше бы мне и денег этих не выигрывать!
     Илья Иваныч расплатился за пиво и грустно пожал мне руку.  Я было хотел
его утешить на прощанье, но он вдруг спросил:
     -- А  чего это самое...  Розыгрыш-то новый скоро ли будет? Тысчонку  бы
мне, этово, неплохо выиграть для ровного счета...
     Илья  Иваныч  одернул  свой  розовый  галстук и,  кивнув  мне  толовой,
торопливо пошел к дому.
     1923




Фото из Википедии http://en.wikipedia.org/wiki/Mikhail_Zoshchenko
Tags: ЛИТЕРАТУРА, ЯЗЫК И МИР
Subscribe
promo fontyler november 21, 2015 09:43 4
Buy for 10 tokens
МИШЕЛЬ САРДУ Я БУДУ ЛЮБИТЬ ТЕБЯ Так , что побледнеет маркиз де Сад Так , что покраснеют путаны на панелях Так , что эхо будет повторять лишь мольбы о пощаде Так , что задрожат стены Иерихона ​* Je Vais t'Aimer…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments